Новости
14 сентября 2017, 03:59

На разных поездах и пешком — с любовью

На екатеринбургских сценах XIV Всероссийского фестиваля «Реальный театр» ЧЕХОВА играют дважды, БУЛГАКОВА — тоже два раза, другие драматурги, включая ШЕКСПИРА и МОЛЬЕРА, удостоились «разовым» обращением режиссёров разных театров к их пьесам. А вот Василий СИГАРЕВ, наш земляк, представлен в театральной реальности двумя спектаклями, причём по одной и той же пьесе.

Его «Каренина» вечером 13 сентября показывает кировский «Театр на Спасской» в постановке Егора ЧЕРНЫШЁВА (впечатления ещё впереди), и уже показал ту же пьесу, но с более персонифицированным названием, — «Алексей Каренин» — единственный зарубежный театр, участвующий в фестивале. 9 сентября в Камерном пространстве большой сцены Театра драмы (Октябрьская пл., 2) эту историю любви в интерпретации российского режиссёра Алексея ПЕСЕГОВА, кстати, выпускника Екатеринбургского театрального института, сыграл эстонский театр R.A.A.M. из Таллина на эстонском же языке. Русские субтитры сопровождают действие, но они не очень-то и нужны. Алексей Александрович, Анна Аркадьевна, Серёжа — по-эстонски так же, как на языке ТОЛСТОГО.

Камерное пространство вместило в себя и спектакль, и «зрительный зал» в несколько рядов прямо на сцене. Эта близость публики и актёров позволила особенно близко не только к глазам, но и к сердцу принять знаменитый толстовский «сюжет чувств», рассмотренный драматургом с иной точки зрения. Не Анна здесь главная, а тот, кто её любит, — муж Алексей Каренин.

Пластинка дрожит в руках, явственно дрожит душа, когда он слушает романс ГЛИНКИ — как лично к нему обращенный, и голос ШАЛЯПИНА, как собственный стон: «Уймитесь, волнения страсти, / Засни, безнадежное сердце, / Я плачу, я стражду, душа истомилась в разлуке! / Я стражду, я плачу, не выплакать горя в слезах…» Каренин (Айвар ТОММИНГАС) с тревогой замечает, что Анна изменилась (Элина ПУРДЕ). Ещё не изменила, но уже другая. Стоя у зеркала, она, стараясь казаться спокойной, поправляет шляпные булавки. Он же с изумлением рассматривает в том же зеркале собственные уши, вдруг опротивевшие жене. Его элегия невыносимо диссонирует с её мазуркой на балу. Танцоры (и Анна среди них) превращают изящный парный танец в почти пародийную дёрганую кадриль. Ритмы любви Каренина и страсть Карениной не совпадают.

Мать и Серёжа — пасхальная встреча. Фото: предоставлено организаторами фестиваля.

Алексей Александрович мерно похлопывает ладонью по Анниной руке, встречая её на перроне. Жёстко, гневно повторяется это похлопывание, когда он отнимает у жены шкатулку с письмами Вронского. Как жаждут друг друга и «страждут» друг с другом Анна и Вронский, на сцене показано лишь нервным «графическим» эскизом. А вот любовь к маленькому Серёже — нежным акварельным наброском. Два ярких «пятна», два красных пасхальных яйца от матери и жены получают Каренин-младший и Каренин-старший. И оба оказываются в проигрыше, сталкивая «лбами» хрупкие подарки в пасхальной игре, — скорлупа треснула у обоих.

Спектакль зовёт в своё «вокзальное» пространство паровозным гудком. Сигнал поезда повторится ещё не раз камертоном происходящего. Алексей Каренин и Анна Каренина — на разных поездах. Молодая жена так внезапно оказалась в своём «летальном» поезде. Он же размеренно едет в другую сторону. Его поезд уходит в старость. И Каренин внезапно же, как Анна, это понимает. Конфликт «отцы и дети» в спектакле переведён в иную плоскость родственных отношений: супружескую. «Отец» Каренин и «дочь» Каренина разъехались на разных поездах. Реальные, без кавычек, дети — Серёжа и Аня в кружевной коляске — для Алексея Каренина не попутчики, а провожающие в не долгую уже поездку…

Промозглым воскресным утром 10 сентября зрительской толпой мы пришли в Харитоновский парк (ул. К. Либкнехта, 44), расселись на скамейках, стояли под зонтами и не сразу определили, что среди нас — персонажи спектакля «В розовом» творческой лаборатории «Угол» из Казани (режиссёр Регина САТТАРОВА). Уличный спектакль в жанре verbatim тоже о любви — из добровольных исповедей, а то и проповедей, услышанных от «детей», спровоцированных их ровесниками — молодыми студийцами. На ту самую тему, реально погрузившись в которую мы начинаем смотреть на жизнь через розовые очки. Очки, бывает, ломаются, теряются, а тема не отпускает. «Случайно» повстречавшиеся нам парни и девочки говорят и о «всеобщей гармонии», повторяя слова гуру экзотической духовной практики, и о личном опыте — грубо, наивно, зло, печально, агрессивно, словно в бреду и словно прозрев. Небезынтересный опыт и для актёров, и для зрителей. Вот только менее интересным делает его очевидная заученность текста, растерянность исполнителей от вопросов из публики, на которые у них пока не получается реагировать импровизацией, оставаясь в образе своего персонажа. Спектакль, говоря словами одного из театральных рассказчиков, всего лишь поместил нас в свою «френдзону». А о любви каждый продолжил разговор наедине с собой.

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg